Как работает биржевой механизм «игры на повышение» в Украине

Как работает биржевой механизм «игры на повышение» в Украине
Как работает биржевой механизм «игры на повышение» в Украине / Фото - pixabay.com

Украинские аналоги мировых финансовых образований и механизмов словно пораженные какой-то специфической неприятностью. По названию — то же, а по сути — хорошо, если не полная противоположность. Туда же — и биржи … Вы можете представить, чтобы кто-то из мультимиллиардеров приобрел, например, NASDAQ или NIKKEY? Ведь даже в Википедии написано, что биржа — это «постоянно действующий оптовый рынок чистой конкуренции».

Исторически половина капиталов в нашей стране делались на энергоносителях. Точнее — на многочисленных «прокладках» при их производстве и продаже.

Что это не очень хорошо — все понимали уже давно. Для того и ввели механизм закупок на бирже. Где, теоретически, все должно быть открыто и прозрачно: ведь именно биржевой механизм обеспечивает конкурентную среду…

Пожалуй, на «демократическом западе» никто и не додумался, что для обеспечения функционирования не очень прозрачных схем можно сделать зависимой и биржу, и аукционный комитет. Это, несомненно, вполне инновационный ход. Вопрос только, как с этим бороться. Придумать «биржу бирж», или какой-то высший надзорный орган? Нет гарантии, что не приобретут «с потрохами» и его … Полностью автоматизировать и открыть биржевой процесс?

На днях Кабмин принял постановление под очень демократичным названием «Об организации и проведения биржевых аукционов по продаже нефти, газового конденсата собственной добычи и сжиженного газа».

Ну, полная демократия и европейская прозрачность. До детальной регламентации процесса биржевого аукциона. За исключением одного: любой публичной процедуры, которая регламентировала бы порядок отбора собственно биржевого площадке для проведения торгов …

В пояснительной записке к проекту Постановления — немало интересных заявлений. Указано, что в постановлении «… отсутствуют положения, которые содержат признаки дискриминации», что «проект постановления не требует консультаций с общественностью», «не содержит правил и процедур, которые могут содержать риски совершения коррупционных правонарушений» и «не требует проведения общественной антикоррупционной экспертизы».

И вот здесь стоит заметить, что правонарушения могут происходить не только вследствие действий, а в результате бездействия. И что с необязательностью консультаций с общественностью создатели постановления немного погорячились …

Посмотрим на примере крупнейшей национальной государственной добывающей компании «Укрнафта» (50% + 1 акция в распоряжении государства, 49% — в распоряжении группы «Приват») — почему это так?

«Укрнафта» обязана проводить реализацию добытой в Украине нефти и газа через биржу. Согласно постановлению КМУ №1064 биржевой механизм должен обеспечивать «добросовестную конкуренцию … открытость и прозрачность» — для повышения доходности и, соответственно, увеличению отчислений в бюджет.

Однако отчеты о деятельности «Укрнафты» демонстрируют другие результаты. Сейчас ее долг за использование национальных недр составляет 1700000000 грн. Невыплаченные дивиденды в пользу государства составляют около 1500000000 грн., ущерб от проведения двух последних аукционов на УМВБ (Украинская межбанковская валютная биржа) составляет соответственно 640 млн. грн. и 1200000000 грн., прямой ущерб государства от недополученных налогов — 328 млн. грн.

В чем же проблема?

Действительно, компания продает добытую в Украине нефть и газоконденсат на бирже, но продает ее … ниже себестоимости. И хваленый биржевой механизм «игры на повышение» (ради чего биржи, собственно говоря, и создавались!) здесь гарантированно не срабатывает. Уже упомянутое постановление КМУ №1064 определяет стартовый коэффициент продажи как 0,85 от стоимости ближневосточных марок «Brent», хотя по качеству украинская нефть от них не отличается. Так вот, по начальной цене практически вся украинская нефть так и расходится.

Теоретически, есть возможность применить и надбавку за качество — в объеме 17 $. Но такая надбавка применяется при «стабильной ситуации на рынке нефти» и по решению аукционного комитета. И где вы ее видели последний раз, эту «стабильную ситуацию»? И кому из аукционного комитета интересно давать надбавку для выравнивания цен и снижение маржинальности трейдеров?

Оставим ответ на этот вопрос Антимонопольному комитету Украины, «включение» которого в хозяйственную политику граждане ждут уже не один десяток лет. И посмотрим, что происходит с ключевым элементом системы — с биржей …

Торги по схеме занижение цены реализации фиксируются на УМВБ по крайней мере с 2007 года. С 2012-го на рынок зашла связана с Курченко компания «Газ Украины 2020», основавшей первую независимую биржу. И гарантированно «выигрывала», вплоть до революционных событий 2014 года, все конкурсы на отбор биржевых площадок.

И в текущем году компании, входившие в группу Ветеко, свернули деятельность. Минтопэнерго провело очередной конкурс, на этот раз прозрачный: в результате первенство взяла Украинская универсальная биржа, а УМВБ заняла лишь 4 место.

Реакция была молниеносной: защищая продажи украинской нефти на внутреннем рынке ниже себестоимости, УМВБ подала в Административный суд на Минтопэнерго, остановив, таким образом, текущие торги на бирже.

Одновременно в Генпрокуратуру последовало заявление о коррупционности профильного министра, и несколько исков на решение Кабмина. И Окружной административный суд города Киева на заседании 23 сентября 2014 решил частично удовлетворить иск ПАО «Укрнафта» о признании незаконным и отмене нормы о праве Минэнергоугля выбирать биржу для проведения аукционов госкомпаний …

Общий результат — принятие нынешнего постановления № 570, где «от греха подальше» вообще не указано о необходимости прозрачного отбора биржевых площадок.

Теоретически, вопрос выбора биржи должен уравновешивать аукционный комитет, который бы определял такие условия проведения торгов, которые не давали государству терять средства, а компаниям-трейдерам получать сверхприбыли от занижения цен на ресурсы.

К сожалению, в условиях Украины это также чистая теория. Если можно каждый раз выбирать одну и ту же биржу — то что же удивительного, если члены аукционного комитета от Минэкономики годами голосуют за решения, выгодные ведущей финансовой группе? Так, существует аж 5 официальных писем, в которых НАК «Нафтогаз» отмечает, что «присутствие в составе представителей продавцов энергоресурсов создает предвзятость в вопросах организации и проведения аукционов и приводит к необъективности принятых Аукционным комитетом решений, таких как искусственное занижение стартовой стоимости энергоресурсов, что может привести к недополучению прибыли государственными предприятиями».

Что логично было бы сделать в данной ситуации?

Прежде всего — избавиться дискриминационного (или, как он называется в официальных документах, «переходного») коэффициента 0,85 на украинскую нефть.

Поскольку, как мы видим, и биржа не может быть залогом против детально выстроенной схемы — необходимо также перевести госпредприятия на закупку энергоресурсов на открытых электронных биржевых торгах. Широкое распространение системы электронной подписи создает для этого все технические и технологические возможности.

Однако вышеуказанные меры — тактические.

Гораздо опаснее ситуация полной монополизации внутренней добычи и переработки нефти. Когда и добыча, и переработка, и сеть посредников, и розничные продавцы если не принадлежат, то, как модно сейчас выражаться, «аффилированные» одной и той же бизнес-структурой — эксклюзивное положение на рынке уже имеется, а полная монополия — не за горами.

Собственно, первый шаг к этому уже сделано в рамках коалиционного соглашения. Это пункт о «проведении комплексной реорганизации НАК« Нафтогаз Украины» и сертификации оператора ГТС с целью отделения деятельности по добыче, транспортировке, хранению и поставке.

Метки: ,

14 августа 2015 Новости

Оставить комментарий

Вы должны зайти, чтобы оставить комментарий.

Топ банки Украины